Eniri | Registriĝo | Сайта кӗрсен унпа туллин усӑ курма пулӗ
 +26.3 °C
 

Reklamo

Виталий Родионов: Вековой юбилей чувашских писателей

Виталий Родионов23.10.2023 08:032062 Пурĕ пăхнăŜanĝi Forigi

Первое чувашское литературное сообщество сложилось в 1901 г., при Симбирской чувашской учительской школе (далее – СЧУШ), которое опиралось больше всего на традиции русской поэзии золотого века, а также на сатиру и юмор И. Крылова. «Осенью 1901 года мы в своем классе начали издавать два журнала: «Компания юных пиитов» (по инициативе Гаврила Коренькова) и «Сотрудники» (по инициативе Петра Григорьева), ‑ пишет Г. Комиссаров (Вандер) в автобиографических записках. – Первый журнал был юмористический и был типа летучей газеты» (Комиссаров Г.И. Мои мемуары // Гурий Комиссаров – краевед и просветитель. Уфа, 1999. С. 29). Итак, «пииты» дружно выступили против порядков СЧУШ и ее миссионерской и русификаторской деятельности. По воспоминаниям того же Г. Комиссарова (Вандера), учебная деятельность в ней выходила далеко за рамки официально утвержденного плана. Например, хотя по плану сельское хозяйство не являлось самостоятельной дисциплиной, в школе изучали его и теоретически, и практически, как в сельскохозяйственной школе. В учебном плане стояло только церковное пение, а школьники учились петь и светские песни. В школе обучали столярному делу и игре на скрипке, устраивались литературно-вокальные вечера.

Требования «пиитов» и их сокурсников демократизировать школьное образование сводились к следующим пунктам: 1. Родной язык в школе должен оставаться главным орудием развития учащихся. 2. Из букваря следует убрать излишние слова и выражения религиозного и монархического содержания. 3. Обогатить литературный язык богатством других диалектов (верхового и средненизового). 4. В школах разучивать лучшие чувашские и русские народные песни. Общее настроение Г. Комиссаров (Вандер) сформулировал так: «Наши чуваши во многом изменились. <…> Сейчас предъявляют свою свободу и оставляют школьные скамейки».

К 1919 г. чувашская советская творческая интеллигенция в обновленной форме стала ярко выражать замеченные раньше те же две противоположные литературно-эстетические ценности: этноцентричные и «пролетароцентричные». Лидером первого течения выдвинулся самовольно ушедший из компартии А. Милли, который в Симбирске сплотил общество литераторов «Чӑвашла ҫыракансен ушкӑнӗ» (Общество чувашских литераторов. 31 мая 1920 г.). Уже в октябре того же года стараниями организатора первого творческого сообщества чувашских писателей начал издаваться журнал «Атӑл юрри» (Волжская песня). Главным оппонентом А. Милли и его журнала выдвинулся ответственный секретарь коммунистической газеты «Канаш» Н. Золотов, бывший подчиненный первого по работе в газете «Чухӑнсен сасси» (Голос бедноты). Его открытые нападки на организатора творческого общества и журнала частично можно объяснить и субъективными причинами (прошлые обиды по совместной работе), но главным стимулятором агрессии бывшего комиссара полка несомненно были советы руководителя издающего газету органа.

Еще в октябре 1917 г. А. Милли напечатал свою программную статью «Чӗлхе ҫинчен» (О языке), в которой размышлял о факторах дальнейшего развития грамотности письма читателей и всей национальной интеллигенции. По мнению публициста, чистота письменной речи полностью зависит от уровня мышления пишущего на родном языке. Отмечая отсутствие такой способности у большей части образованных чувашей, А. Милли выражает прогрессистский оптимизм: «Когда из среды своих чувашей выдвинутся поэты, художники, архитекторы, музыканты и как в одной картине покажут чувашскую народную душу, историческое прошлое, настоящее и будущее – лишь тогда наша интеллигенция начнет мыслить по-чувашски. И тогда наш чувашский язык, совершенствуясь, станет рядом с самыми красивыми и богатыми языками мира. И будет чему удивляться от нашего уникального языка!». По мнению А. Милли, настоящая чувашская литература требует не только лаконичности и образности художественного языка, но и национальной специфичности мышления, а также разработки чувашской проблематики. С этих позиций он утверждал, что созданная И.Я. Яковлевым и его учениками переводная литература не относится к изящной словесности. С данными требованиями к национальной литературе согласился и Г. Комиссаров (Вандер): «Мы считаем, что если в художественной словесности не будут показаны мощь чувашского языка, мудрость и ум чувашского народа, горение его сердца, его радость и горе, то не можем говорит о существовании национальной литературы» .

«Пролетароцентристские» писатели хотели направить литературу по пути социально-классовых противостояний и коллизий. Соответственно, они пытались мифологизировать образы борцов за новый строй, поэтов-коммунистов времен гражданской войны. Представители обоих направлений стремились по своему интерпретировать произведения классика К. Иванова (Кашкыра). При этом все они признавали общенациональное значение и мировой уровень его творчества.

В программе «Общества чувашских литераторов» (ОЧЛ) определены следующие семь (сакральное число) задач и целей:

  1. С целью развития чувашского трудового народа до уровня просвещенных народов Европы необходимо приобщить его к общечеловеческим идеям и ценностям с помощью родного художественного слова. Этого можно достичь лишь путем объединенных усилий творческих людей чувашского народа.
  2. Следует собрать тексты чувашских народных песен, преданий и других жанров фольклора.
  3. Ради динамичного развития чувашского художественного творчества все должны работать усиленно и целенаправленно.
  4. Если среди чувашского народа обнаружатся талантливые творческие личности, то следует создать для их роста все необходимые условия.
  5. Пишущие чувашские творческие деятели должны постоянно побывать в чувашских деревнях и пропагандировать родную художественную литературу.
  6. Следует перевести на чувашский язык литературную классику других народов мира, прежде всего произведения с социальными проблемами.
  7. Правила художественного творчества должны опираться на поэтику песен, преданий и других жанров чувашской народной словесности.

Автор программы ОЧЛ выделяет важность литературного журнала для динамичного развития литературно-художественного творчества народа. По замечанию А. Милли, чуваши особенно любят художественные иносказания и аллегорические повествования. Главной задачей писателя он считает борьбу за чистоту языка, народность языка (чӗлхен халӑхлӑхӗшӗн). «Чувашский писатель обязан писать по-чувашски, на красивом родном языке», – заключает лидер симбирского литературного сообщества.

Главные устремления А. Милли в своей жизни и деятельности четко определены в его письме к критику из газеты «Канаш» С. Хумма: «Твое письмо побудило во мне сакральные мысли, лелеянные в моем сердце с самого детства. Вот они: сохранение чувашским народом своего национального облика, по другому: достижение общемирового уровня путем развития своих творческих возможностей на основе языка, поэзии, музыки, обрядов, костюма, архитектуры и др., которые уходят к чувашским корням». По мнению автора письма, вся мощь народа, его самость опираются га вышеперечисленные его культурные ценности. Если исчезнет язык, то одновременно с ним исчезнут народные песни и музыка, радующие человеческие сердца ласковостью и нежностью (ачашлӑхӗпе, ҫемҫелӗхӗпе). Исчезнут национальные музыкальные инструменты, танцы – одним словом, исчезнет все народное искусство. Поэтому, как убежден А. Милли, для возвышения человека над животным миром (чистой любовью, идеей взаимопомощи, мощью разума, глубиной миропознания и т.д.) следует приумножать мощь родного языка, хранить и оберегать его как «небесный священный огонь» из греческих мифов. В конце письма автор приводит мысль гениального филолога Гумбольдта о языке: в каждом языке имеются своеобразная мысль, своеобразная душа. В языке отражены душевные извилины и мощь народа. Язык – не вещь или дело, а деятельность.

Данное письмо А. Милли было направлено против тех канашцев, которые в газетных материалах чрезмерно использовали слова инородного происхождения. Чистоту языка защищали члены ЧЛО и бывший учредиловец Д. Петров, в советский период писавший под псевдонимом Мӗтри Юман (Мэтри Юман). Против чувашских неологизмов М. Юмана резко выступил молодой критик и журналист С. Хумма. Очевидно, письмо А. Милли явилось своеобразным ответом на резкие выпадки канашца против сторонников развития языка путем реализации его внутренних ресурсов. Н. Золотов ругал лидера симбирского ЧЛО за проявленную им инициативу, противопоставлял чувашей виръял и анатри, тенденциозно возвышая первых и принижая роль последних. Защищая макароническую речь «Канаша», он переходил на политические обвинения: «Между языком «Канаша» и языком переводов Евангелия лежит бездонная пропасть. Утверждают, что язык Евангелия весьма гладок, а язык «Канаша» не гладок… Для блуждающихся бесцельно (ҫапкаланчӑксемшӗн) язык Евангелия сильнее огня» .

Итак, на фоне радикально левых («пролетарских интернационалистов») активисты ЧЛО (бывшие эсеры и члены ЧНО) защищали богатство родного языка и своеобразие национальной культуры, ориентировались на достижения мировой цивилизации, прежде всего Западной Европы. Главной целью чувашской нации они считали ее уникальный язык и своеобразную культуру, унаследованные от своих мужественных предков. Весьма уникальными и своеобразными были литературно-эстетические концепции классиков Ф. Павлова и М. Сеспеля.

Литературное общество, организованное А. Милли в 1920 г. в Симбирске в течение своего годового существования выпустил в свет два номера литературно-художественного журнала «Волжская песня». Данная организация чувашских литераторов распалась, как признавался ее председатель, «под давлением русификаторских элементов симбирской власти» (Устав Чувашского литературного общества // Чӑваш литератури: поэтикӑпа стиль ыйтӑвӗсем. Шупашкар: ЧЛЭИ ӑслӑлӑх тӗпчев ин-чӗ, 1989. С. 55). Через два года он переехал в г. Чебоксары и стал действительным членом ОИМК ЧАО, а 29 апреля 1923 г. провёл организационное собрание обновленного «Чувашского литературного общества» (ЧЛО). Данной свободной ассоциацией чувашских писателей и литераторов в Чувашской Области определены следующие двенадцать (очередное сакральное число) задач:

  1. Развитие среди чувашского народа любви к изящной литературе как родной, так и иностранной.
  2. Теоретическое и практическое изучение образцов и форм родной чу­вашской поэзии и народного эпоса, широкое пропагандирование их среди чувашского народа печатно и устно.
  3. Настойчивое привитие коммунистического мировоззрения к широким слоям чувашского народа и воспитание молодого поколения чувашей в коммунистическом духе, приучая их к коллективному творчеству и выступлению, а равным образом через переводы социалистической изящной литературы на чувашский язык с иностранных языков.
  4. Иллюстрация живописных и выдающихся сцен посредствам живописи из заслуживающих внимания литературных произведений.
    Примечание: тщательно начать это дело сначала с более близких чувашскому народу картинок его жизни и переживаемого современного революционного периода.
  5. Тесная товарищеская сплоченность творческих сил чувашей в области литературного творчества в целях осуществления вышеозначенных задач в Отделениях Чувашского Литературного Общества на местах и в центре Области.
  6. Тщательное собирание чувашских песен, поговорок, пословиц, нагово­ров, заклинаний, сказок, преданий и сказаний, касающихся как всей чу­вашской прошлой и настоящей жизни, а также и о выдающихся народных героях чуваш как материалов для изучения народного чувашского языка.
    Примечание: при собирании придерживаться точной записи.
  7. Самое широкое развитие оригинальной чувашской изящной литературы, всемерная помощь талантам, замечающимся среди чувашей предоставляя им наилучшие условия для развития своего дара.
    Примечание: командировка их в лучшие учебные заведения Республики по литературе, самое тесное сближение их с литературными чувашскими организациями, освобождение от мешающих развитию их дара условий жизни и другие вспомогательные средства.
  8. Созыв Съездов, Конференций и Совещаний работников литератур­ного творчества чувашей, согласно существующих законоположений.
  9. Перевод классических произведений из иностранной и русской лите­ратуры, а также тюрко-татарской, как более близкой и родственной чувашам по конструкции языка и духу выражения мысли.
  10. Составляет сборник лучших произведений и статей, выбранных из журналов Отделений Общества, присылаемых ему регулярно в одном эк­земпляре, а также издает свой периодический литературно-художественный журнал.
  11. В целях удобства изучения и ознакомления широких слоев чуваш­ского народа с поэзией и эпосом чувашского народа, Общество должно приложить все свои усилия к скорейшему изданию систематизированных сборников чувашских песен, сказок, преданий, сказаний и других видов народного творчества.
  12. Чувашское Литературное Общество является свободной ассоциацией чувашских писателей, поэтов и литераторов. Общество имеет право юридического лица.

В противовес ЧЛО А. Милли коммунисты-журналисты газеты «Канаш» под руководством ее редактора Д. Эльменя организовали «Союз чувашских писателей, поэтов и журналистов "Канаш"» из всех выявившихся молодых писателей, поэтов и журналистов (из рабселькоровских рядов). «Союз "Канаш" выработал свой устав и программу, – писал о нем Н. Шубоссинни, – положив в основу материалистическое понимание художественной литературы, и в дальнейшем развитии перешел полностью на платформу ВАПП, переименовавшись в ЧАПП (Васильев Н. Краткий очерк истории чувашской литературы. М.: Центр. изд-во народов СССР, 1930. С. 37.»). Члены «Канаша» считали писателей из ЧЛО желающими возврата к старому. «Это общество выработало свою платформу, – критиковал их Н. Шубоссинни, – положив во главу угла восстановление чувашской старины, с сохранением чистоты чувашского языка и создания особой чувашской националистической культуры. Оно боролось против нововведений в чувашском языке, которые, в связи с распространением среди населения революционных научных терминов, жизненно требовали своего восприятия и обогащали лексикон чувашского языка. Но самое главное это то, что общество воевало за представление полной свободы писателям в идеологическом отношении, за аполитичность писателей и отрицало партийное руководство в литературе. В организации общества сказалось влияние интеллигенции с её пережитками дореволюционных течений, также и мелкобуржуазной стихии, охватившей многих после введения нэп’а».

Весьма тенденциозные и исторически искаженные воспоминания об этих событиях опубликовал данный поэт и литературовед в журнале «Сунтал» за 1933 г. ([Шупуҫҫынни Н.] Вунӑ ҫул. Сунтал. 1933. 5№. 1-5 с.). Эти воспоминания там же были поправлены и подвергнуты скрытой критике этноцентричным поэтом С. Эльгером: коммунисты из «Канаша» «под троянским конём» завоевали и разрушили ЧЛО А. Милли [Элкер С. Милли ушкӑнӗнчен «Канаш» союзне / С. Элкер // Сунтал. 1933. 5№. Танлаштарӑр: ЧПГӐИ ӐА. V уйр. 197 упр. ед. 98-108 лл.]

Итак, после 1923 г. литературное общество чувашских этноцентричных писателей по указанию Чувашского обкома ВКП (б) было разгромлено, его руководителю суждено было выехать из ЧАО (он уехал в Москву для продолжения образования в Институте востоковедения). Дальнейшая борьба этноцентричных и пролетароцентричных писателей проходила в союзе «Канаш», наиболее талантливые и свободолюбивые из которых (С. Хумма, М. Юрьев и П. Хузангай) покинули Ассоциацию пролетарских писателей ЧАССР и демонстративно уехали в Среднюю Азию в поисках есенинской романтики и свободы. К концу 20-х гг. ХХ в. данные писатели подверглись со стороны ЧАППовцев жесткой критике. Некоторые из них стали писать «в стол», а большая их часть отошла от творческой деятельности.

После публикации постановления ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. об организации нового союза советских писателей на основе ВОАПП и РАПП правление Чувашской ассоциации пролетарских писателей постановило о роспуске своей организации и организовало оргкомитет по созданию Союза чувашских советских писателей. Первый съезд чувашских советских писателей был проведён в 1934 г., там же были избраны делегаты на Первый съезд советских писателей (1935). Все эти мероприятия и юридические процедуры показывают, что чувашские советские писатели, получившие права автономного союза, входили в одну организацию разными официальными названиями с 1923 г. По этой причине в этом году они по праву отмечают вековой юбилей своей организации.

 

На фото: Обложка журнала «Атӑл юрри»; Алексей Милли (из презентации Ирины Анисимовой), обложка книги «История чувашской литературы XX века» (источник: ЧГИГН); современный журнал «Атӑл юрри», выпускаемый в Ульяновской области.

 
Redakcia noto: La publikigo de artikoloj ne signifas, ke la redakcia estraro dividas la opinion de ĝiaj aŭtoroj.

Komentoj:

Agabazar // 1371.95.3715
2023.10.23 19:47
Agabazar
Ку статьяра Çеçпĕл Ваçанкка патне янă çырура çыравçăсен пĕрлĕхне тăвасси пирки каланине асăнман.

Е ман куçа çеç курăнмарĕ-ши?

Aldoni novan komenton

Via nomo:
Via komento:
B T U T Titolo1 Titolo2 Titolo3 # X2 X2 Bildo http://
WWW:
ĂăĔĕÇçŸÿ
Всего введено: 0 симв. Лимит: 1200 симв.
Сирĕн чăвашла çырма май паракан сарăм (раскладка) çук пулсан ăна КУНТАН илме пултаратăр.
 

Permesitaj HTML tegoj:

... ... ... ... ...

...

...

...

...
... ...
    1. (Ĉiuj tegoj devas esti skribitaj laŭregule. Se tego bezonas fermon - ĝi devas esti fermita)

Orphus

Ытти чĕлхесем

Reklamafiŝoj

Kalkuloj